После того как у журналиста Говарда Тимберлейка в 38 лет диагностировали синдром дефицита внимания с гиперактивностью, он решил узнать, а существует ли на самом деле «нормальный» мозг.

Часы в комнате ожидания в больнице остановился. Будто из вежливости к посетителям, которые ждут на сеанс когнитивной поведенческой терапии. Одним объектом, что отвлекает внимание, меньше. Тем лучше для тех, кто страдает синдромом дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ).

Другой часы немного дальше по коридору невыносимо тикают перед другой группой пациентов.

Я — в первой группе. Недавно в возрасте 38 лет, я получил диагноз СДВГ. Я не могу отвести взгляда от часов в комнате. Он кажется мне молчаливой метафорой моего мира, который также остановился.

Для многих, наверное, мой диагноз покажется несущественным. Но мне он дает сладко-горькое осознание того, что природа создала мой мозг немного другим. И именно поэтому я вижу свое прошлое, настоящее и будущее не так, как другие.

Откровенно говоря, расстройство влияет на разные области моей жизни довольно специфическим образом.

Диагноз дал возможность понять, что именно со мной происходит, какие ограничения я имею и как я могу себе помочь. Теперь я могу частично контролировать свое состояние с помощью лекарств и спокойнее воспринимаю самого себя.

Особенности нервной системы любого человека расположены на широком спектре и не имеют четкого разделения на «нормальные» и «ненормальные»

Кроме этих личных мыслей с момента, как мне диагностировали СДВГ, я постоянно слышу одно выражение — «нормальный мозг». Его часто используют другие пациенты с СДВГ, и он постоянно выныривает из интернета.

Тогда я задумался над тем, а действительно ли мой мозг так разительно отличается от «нормального». И, возможно, мы все более похожи друг с другом, чем различаемся?

И чем дольше я искал ответ, тем больше убеждался, каким сложным и противоречивым является вопрос.

По данным одного опроса 2016 года, примерно 62 млн человек во всем мире могут иметь расстройство аутистического спектра (в частности синдром Аспергера), а 63 млн — СДВГ. У некоторых эти синдромы пересекаются.

И это не говоря уже о многих других состояний, таких как дислексия, синдром Туретта и Вильямса (гіперсоціальна личность). Все они могут быть связанными с различиями в анатомии мозга.

Специалисты, которые проводят такую диагностику и исследуют эти состояния, обычно используют термины «нейрорізноманіття» (для описания различий мозга) и «нейротиповий» (для описания остальных людей).

«Наша гребаная система образования пытается замкнуть людей в узком русле нормальности, вместо того, чтобы изучать, какую пользу они могут извлечь из этого разнообразия», — отмечает австралийская социолог Джуди Сингер, что впервые использовала термин «нейрорізноманіття» в своей диссертации 1998 года.

Журналист Говард Тимберлейк отправился выяснить, что мы понимаем под словом «нормальный» мозг

Исследовательница проводит параллели с понятием «биоразнообразие», которое обозначает не отдельный вид растений или животных, а свойство всей биосферы.

Хотя не все специалисты соглашаются с корректностью термина «нейротиповий», он все же лучше, чем «нормальный».

По мнению Томаса Армстронга, исполнительного директора Американского института обучения и автора научных статей, слово «нейротиповий» не предполагает, что нечто является правильным или идеальным, оно лишь отмечает, что некоторое явление частотнішим.

Несмотря на это Армстронг соглашается, что реальность гораздо сложнее сроки. «Мы можем определять детей с типами психики X, Y и Z. Но чем больше мы узнаем о ребенке, тем больше она предстает как уникальная личность», — объясняет он.

Природа vs воспитание

Хотя на первый взгляд дискуссия о терминологии выглядит академической схоластикой, многим людям с аутизмом и другими состояниями термин «нейроразнообразие» помогает позитивному восприятию себя. Потребность уменьшить стигматизацию, безусловно, есть.

Армстронг рассказывает, что иногда во время его лекций люди с аутизмом встают и ходят по залу. Конечно, большинство обычных слушателей так себя не ведет. Но в конце концов, «что ненормального в том, чтобы учиться, двигаясь, а не сидя на месте?»

Термин «нейроразнообразие» изобрели для описания огромного разнообразия свойств человеческого мозга

Все эти нормы часто является результатом социальных условностей.

«Нас приучили с детства к ожиданий определенного поведения, определенных установок, морали», — отмечает исследователь.

«Но на самом деле понятие «нормальности» очень, очень сомнительным. Я пытаюсь обратить внимание людей на это, чтобы они учились избегать автоматических, бессознательных предубеждений», — говорит Армстронг.

Признавая эти предубеждения, мы могли бы изменить нашу среду, чтобы удовлетворить различные потребности людей.

Некоторый прогресс в этом уже есть.

Британская сеть супермаркетов Morrisons еженедельно проводит «тихий час» для покупателей с аутизмом, которые страдают от музыки и шума. Ряд других торговых сетей ввели похожие инициативы.

Британское национальное общество аутизма и другие подобные организации обращаются к работодателям с просьбой приспосабливать свои организации к людей с различными потребностями.

В конце концов, компании тоже могут извлечь из этого пользу, ведь люди со спектром аутистических имеют немало преимуществ как работники.

Нейронные отпечатки пальцев

Кэтрин Хармер, когнитивный нейробиолог из Оксфордского университета, соглашается, что «мозг каждого из нас уникален, как и отпечатки пальцев».

«Существует огромное разнообразие, и то, что может функционировать в одних условиях, не функционирует в других», — добавляет она.

Впрочем, понимать причины и последствия этих различий очень важно, подчеркивает исследовательница: «Нам надо отказаться от суждения о том, что является нормальным или ненормальным, и сосредоточиться на том, как помочь человеку, если что-то мешает ей функционировать».

Наш мозг такой же уникальный, как и отпечатки пальцев

Именно поэтому мы не можем полностью отказаться от медицинских терминов, они нужны для точной диагностики. Как я выяснил на собственном опыте, установление конкретного диагноза может быть чрезвычайно полезным.

Врачам и ученым нужны четкие критерии для изучения мозга и выбора лучших методов лечения для тех, кому оно нужно.

Стоит также помнить, что много людей, которые не отвечают диагностическим критериям синдрома дефицита внимания, могут иметь определенные признаки этого состояния.

Сколько ваших знакомых жалуются, что часто забывают ключи от машины или что им трудно сосредоточиться? Это еще ничего не значит. О расстройстве можно говорить только тогда, когда эти черты в сочетании с другими симптомами и настолько выраженные и постоянные, которые заметно влияют на жизнь.

Для диагноза СДВГ и других нарушений требуется тщательная диагностика врача. Это и изучение истории жизни человека, и детальная оценка симптомов, а иногда и опрос родственников об их наблюдение за поведением человека.

Когда диагноз установлен, врач может предложить когнитивно-поведенческую терапию и лекарства, которые помогают справиться с трудностями, связанными с расстройством.

В конце концов, наша центральная нервная система имеет общие черты, но за ними мозг каждого отдельного человека может быть таким же типичным или таким же разнообразным, как звезды на ночном небе.

И хотя в названиях диагнозов является медицинская ценность, мы должны признать, что каждый из нас имеет свой уникальный профиль со своими сильными и слабыми чертами.

Что такое СДВГ?

Синдром дефицита внимания с гиперактивностью — это расстройство развития нервной системы, который может влиять на поведение. Другими словами, система исполнительной функции мозга не работает так, как ожидается.

Основными симптомами СДВГ являются невнимательность, гиперактивность и импульсивность. Людям с этим расстройством может быть трудно расслабиться и контролировать эмоции. Они могут иметь трудности с рабочей памятью (способностью временно хранить информацию в голове).

Это состояние часто сопровождают тревога, депрессия, дислексия и диспраксія (нарушение системы спланированных движений).

Это расстройство является одним из наиболее исследованных в психиатрии. Чтобы правильно поставить диагноз, нужно тщательно изучить, как симптомы влияют на разные сферы жизни человека.

У взрослых СДВГ наблюдается еще с детства, но совокупность симптомов у всех может быть разной. Например, мозг может быть внутренне гиперактивным, но внешне человек выглядит спокойным и уравновешенным.

Вторая часть синдрома — дефицит внимания — связана с двумя видами концентрации внимания. Один из них — рассеянное внимание, когда человеку трудно сосредоточиться на задании, другой — гіперувага, когда от задачи, наоборот, сложно отключиться.

Впрочем, люди с этим расстройством имеют и немало положительных черт.

Они часто креативные и энергичные, имеют гибкое мышление и способны к состраданию.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Хотите поделиться с нами своими жизненными историями? Напишите о себе на адрес questions.ukrainian@bbc.co.uk и наши журналисты с вами свяжутся.

Хотите получать главное в мессенджер? Подписывайтесь на наш Telegram или Viber!

Также на эту тему

  • Наука
  • Общество
  • Психическое здоровье
  • Медицина
  • Здоровья

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here