Вакцина от Covid-19, разработанная Оксфордским университетом, сейчас показобеспечивает лучшие результаты. Корреспондент BBC Future рассказывает о своем опыте волонтера в клинических испытаниях препарата.

Я сижу в приемной больницы, от дыхания у меня запотіли очки. Несколько минут назад я бежал влажными улицами города, опаздывая на встречу. Когда мимо меня проходят врачи и медсестры, я осознаю, что выгляжу не очень хорошо.

В больнице Св. Георгия в Тутинге на юге Лондона в последний раз я был, когда у меня родилась дочь. Сегодня здесь все выглядит иначе. Через маску на лице я чувствую запах хлорки, которой протирали пол, соседнее кресло заклеен лентой, чтобы люди не садились рядом.

Ко мне подходят два сотрудника больницы в медицинских костюмах и масках. Один из них держит табличку «испытание вакцины», будто водитель, который встречает вас в аэропорту.

Это за мной. Я иду за ними, два метра сзади, пока они обмениваются последними новостями из больницы.

В больнице Св. Георгия я пришел на первичное обследование, которое должен пройти как волонтер в тестировании вакцины ChAdOx1 nCoV-19, разработанной Оксфордским университетом.

В ближайшие недели я узнаю, как это быть участником одного из самых перспективных исследований в мире, цель которого преодолеть пандемию коронавирус. Хотя вакцину испытают во многих странах мира, оксфордские ученые пока опережают остальных.

Через несколько недель, 20 июля, исследователи объявят первые результаты, основанные на тестировании 1077 волонтеров. На них возлагают большие надежды, ведь они должны показать, что вакцина является безопасной и вызывает иммунный ответ.

«Впереди еще много работы. Но эти первые результаты вселяют надежду», — отметила в заявлении исследовательница Сара Гилберт из Оксфордского университета.

Следующий шаг предусматривает испытания большей дозы вакцины на большом количестве добровольцев из Великобритании, Бразилии и Южной Африки. Именно в этом этапе тестирования я принимаю участие.

Скрининг

Мое путешествие сюда началась одной поздней ночью в конце мая, когда я наткнулся на твит философа из Оксфордского университета о разработке вакцины, которая продвигалась быстро. Он зарегистрировался волонтером на тестирование вакцины. И пока моя жена спокойно спала рядом со мной, я также заполнил анкету на сайте, а потом забыл о ней.

И вот несколько недель спустя я в неврологическом отделении слушаю инструктаж одного из ведущих ученых Мэтью Снейпа, который с помощью слайдов на большом экране объясняет процедуру тестирования.

Что нам можно и нельзя делать, как устроена вакцина и какие побочные эффекты следует обратить внимание.

Исследовательница в одной из больниц Оксфордской группы по разработке вакцины

Нас будет 10 тысяч, поясняет Снейп, нас случайным образом разделят на две группы. Одна группа получит прививки, которое не обеспечивает защиты от коронавирус, а вторая — тестовую вакцину — ChAdOx1 nCoV-19.

Вакцину создан на ослабленной версии вируса обычной простуды, которой обычно болеют шимпанзе. Над этой технологией группа работала еще до пандемии, когда разрабатывала прививки от респираторного синдрома Ближнего Востока MERS и Эболы.

Благодаря этому они смогли так быстро продвинуться в разработке вакцины от Covid-19.

Исследователи взяли вирус простуды шимпанзе и генетически изменили его так, чтобы он не мог развиваться в организме человека. Далее они добавили гены гликопротеинов, белков, которые создают на поверхности вируса Covid-19 своеобразные шипы.

Если человеческий организм научится распознавать и реагировать на эти гликопротеины, есть надежда, что иммунная система не даст коронавирус проникнуть в клетки.

Половина волонтеров получит именно эту вакцину, объясняет Снейп. Второй группе введут лицензированную вакцину под названием MenACWY (или Nimenrix, или Menveo), которую используют от менингита и сепсиса.

Эту вакцину выбрали для контрольной группы вместо плацебо, чтобы испытуемые также испытывали побочные эффекты реальной вакцины и не могли выяснить, в какой тестувальній группе они находятся.

С 2015 года прививка MenACWY делают подросткам в Великобритании, а также всем, кто путешествует в страны с высоким риском заболевания, как Африка к югу от Сахары. Саудовская Аравия требует подтверждения вакцинации против MenACWY для участников ежегодного хаджа.

После просмотра ролика меня подробно расспросили про все болезни, которые я когда-либо перенес, а также не имею симптомов коронавирус.

Следующий этап испытания оксфордской вакцины должен состояться в Бразилии, где очень много больных Covid-19

У меня берут анализ крови, и я должен дать согласие на разные процедуры исследования, как-вот фотографии места инъекции, а также что я не буду сдавать донорскую кровь или, если бы я был женщиной детородного возраста, что я буду использовать эффективную контрацепцию.

Один из пунктов заставляет меня улыбнуться: «Я согласен на то, что собранные анализы будут считаться подарком Оксфордскому университету». Я знаю, что у некоторых участников из другой группы будут собирать анализ кала.

Я возвращаюсь домой немного более осведомленным, но и чуть более встревоженным. Участники любого клинического испытания должны полностью осознавать возможные побочные эффекты — от легких (тошнота, головная боль и т. п) до редких и тяжелых (синдром Гийена-Барре, который вызывает сильную слабость и может быть смертельным).

Хотя я знаю, что риск невелик, все же слышать их все сразу не слишком успокаивающе.

Во время скрининга волонтеров также сообщают и о «теоретические осложнения», как возможный тяжелее течение болезни, если они заразятся коронавирусом.

Но самое приятное было услышать то, что тысячи людей, которые уже получили оксфордскую вакцину, не имели серьезных побочных эффектов. Результаты этих исследований опубликовали в журнале Lancet 20 июля. (Хочу подчеркнуть, что ни один из возможных побочных эффектов не имеет ничего общего с необоснованными обвинениями противников прививок).

Прививки

Через неделю, 3 июля, я снова в комнате без окон в больнице Св. Георгия, где я проходил первоначальный скрининг. Сегодня мне должны были сделать прививку, но я волнуюсь, что могу не попасть в испытания.

Врач Ева Галіза только что вышла из комнаты и не возвращается уже 10 минут. За мгновение до этого она пояснила, что сегодня последний день тестирования в этой больнице и у них не хватает вакцин.

Она опять расспрашивает меня о моей истории болезней, берет еще один анализ крови. Я с удивлением узнаю, что она, так же как и я, не имеет понятия, какую вакцину вводит.

Чтобы убедиться, что результаты испытаний являются абсолютно объективными, ни участники, ни врачи не знают, что в шприце — экспериментальная вакцина или контрольная от менингита/сепсиса.

Пока я жду врача, я задумываюсь о том, что происходит в мире. В Англии, где я живу, сегодня смягчают много правил карантина. Открываются пабы и парикмахерские, социальная дистанция сокращается с двух метров до одного метра плюс.

Эти изменения вызывают как радость, так и тревогу.

Первые волонтеры тестирования оксфордской вакцины в Южной Африке

Я думаю о друзей и родственников в других частях мира, которые переживают разные этапы пандемии, — одни празднуют освобождение от коронавирус, в других кривая заболеваемости стремительно возрастает.

Большую часть прошлого года я прожил в Массачусетсе. В день регистрации на тестирование новости от моих знакомых из США были мрачными. В течение последней недели количество ежедневных случаев болезни четыре раза превышала 40 тысяч. Траектория роста заболеваемости была страшной.

Последние цифры из Бразилии так же печальны, мой друг с женой недавно туда вернулись. Страна приближалась к 1,5 миллиона больных. Вспышка коронавирус в Бразилии побудил оксфордских исследователей испытать вакцину на волонтерах в Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу и на севере страны. Они делают то же самое в Южной Африке.

Печальная правда заключается в том, что британский волонтер, как я, принесет меньше пользы исследованию, потому что в Великобритании я имею меньше шансов подхватить вирус, чем там, где пандемия быстро распространяется.

Но кому-то из 10 тысяч добровольцев на этом этапе испытания придется столкнуться с вирусом-убийцей. Впрочем все это ради общего блага.

Галіза возвращается с флаконом в руке. Я не вижу ее лица за маской, но ее глаза улыбаются. После недель ожидания игла наконец вонзается в мою кожу и я чувствую поток инъекции. В мою кровь попадает вакцина. Или одна, или вторая — 50:50. Я этого не узнаю до конца исследования.

Ожидания

Следующий этап — долгий. Участников распределили на группы, и каждой назначили свой график сообщений о симптомах и анализов. Я имею сделать первые мазки через семь дней после прививки.

Надо потереть в горле ватной палочкой в течение 10 секунд, не касаясь зубов или языка (довольно непростая задача), потом засунуть ту самую палочку как можно глубже в нос.

Я читал, когда мазок из носа берут правильно, ощущение, будто тебе щекочут мозг». Терпимо, но неприятно.

После этого я вставляю ватную палочку в герметичный пакет, а пакет в герметичную коробку с надписью «Биологическое вещество, категория В» и оставляю ее в специальном почтовом ящике «Приоритетные», которую королевская почта расставила по всей стране специально для домашних тестов.

Раз в неделю я беру мазок из горла и носа и отправляю его в почтовый ящик с пометкой «Приоритетное»

За несколько дней я получаю СМС с сообщением, что результат мазков на коронавирус отрицательный.

Перед тем как сделать мазки, я заполнил анкету, в которой меня спрашивали, пользовался ли я в течение недели общественным транспортом и со сколькими людьми, кроме тех, с кем я живу, я общался более 5 часов.

Эту процедуру я буду повторять раз в неделю, по крайней мере, четыре следующих месяцев, а также сдавать анализ крови в больнице в течение года.

Это необходимый, но длительный процесс в тестировании вакцины, который некоторые люди, прежде всего политики, отказываются понять.

Деньги, увы, не помогут ускорить испытания. Хотя оксфордская вакцина уже показала очень хорошие результаты, ее испытали только на 1000 человек. Чтобы доказать безопасность и эффективность вакцины для миллионов людей во всем мире, нужны время, терпение и больше данных.

Истории, когда тестирование вакцины пошло не так, все еще очень живы в памяти. В 1976 году опасаясь вспышки свиного гриппа, правительство США ускорил разработку вакцины и провел прививку десятков миллионов американцев.

Пандемия так и не началась, но около 30 человек умерли от реакции на вакцину. Такие истории, без сомнения, подрывают доверие к государственной системе здравоохранения и питают опасения противников вакцинации. Этого в условиях пандемии точно не надо.

Комитетам по утверждению лекарств во всем мире будет нелегко. Как отметил сэр Джон Белл, профессор медицины Оксфордского университета, в программе BBC Today 21 июля, мы не имеем роскоши дождаться окончательных подтверждений, которые мы обычно ожидаем от клинических испытаний.

«Сложнее всего придется тому, кто будет принимать окончательное решение о безопасности и эффективности вакцины. Не хотел бы я оказаться на его месте», — сказал он.

Тестирование другой вакцины от Covid-19 в Южной Африке

«Как только они подтвердят это, на прививки выстроится очередь из трех с половиной миллиардов людей».

Другая проблема заключается в том, что даже утвержденная вакцина может не защитить полностью от вируса, но смягчить симптомы заболевания. Это будет означать, что люди, даже не ощущая симптомов, распространять вирус на невакцинированных.

Хотя такая защита также имеет огромную ценность, нам стоит приготовиться к тому, что этот вирус, возможно, останется с нами навсегда.

Несмотря на то, что я, возможно, уже привит эффективной вакциной, я имею все равно строго придерживаться социальной дистанции и других правил, заботясь о безопасности моей семьи, друзей и незнакомцев на улице.

В конце концов, я тоже немного горжусь тем, что принимаю участие в исследовании, за которым внимательно следит весь мир. Темпы работы Оксфордской группы, а также настойчивость и дисциплина исследователей действительно впечатляют.

К пандемии многие из этих врачей и ученых работали в довольно неопределенной области разработки вакцин через научную любопытство или чувство долга. Но они точно не ожидали, что когда-то им придется оправдать надежды миллиардов людей.

Испытания оксфордской вакцины может не оказаться успешным. Вакцина может не пройти достаточной проверки безопасности и эффективности.

Впрочем, так работает наука. Это медленная, коллективная работа, полна тупиков и неправильных поворотов. Но я невероятно радуюсь, что она у нас есть.

Прочитать этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Хотите поделиться с нами своими жизненными историями? Напишите о себе на адрес questions.ukrainian@bbc.co.uk и наши журналисты с вами свяжутся.

Хотите получать главное в мессенджер? Подписывайтесь на наш Telegram или Viber!

Также на эту тему

  • Наука
  • Коронавирус
  • Вакцины
  • Здоровья

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here