Во времена «холодной войны» советский остров Возрождения в Аральском море был сверхсекретным испытательным площадкой для смертоносного биологического оружия. Несмотря на то, что эксперименты завершились более чем два десятилетия назад, ихя наследие осталась по сей день.

На границе между Казахстаном и Узбекистаном среди бесконечной мертвой пустыне лежит остров, или скорее то, что осталось от него.

Когда на нем был оживленный рыбацкий поселок, окруженный бирюзовыми лагунами Аральского моря — тогда четвертого по величине в мире, богатого рыбными запасами.

Когда Советская власть отвела реки Сырдарью и Амударью, которые питали Арал, на орошение хлопковых полей, произошла экологическая катастрофа. Вода отошла, и море превратилось в пустыню.

Все, что осталось от былого оазиса сегодня, — это слой соленого песка, пропитанного канцерогенными пестицидами.

Температура почвы здесь регулярно достигает 60°C, а единственными признаками жизни есть скелеты высушенных деревьев и верблюды, которые прячутся в тени гигантских скелетов кораблей.

Возрождение превратилось в одно из самых грязных и опасных мест на планете

Обмеление Арала увеличило территорию острова почти в 10 раз, между островом и материковой частью появился перешеек.

Благодаря еще одному советскому проекта Возрождения превратилось в одно из самых грязных и опасных мест на планете.

В 1970-х на острове произошла череда зловещих событий. В 1971 году на исследовательском судне «Лев Берг» заболела молодая женщина, ученая. Произошло это после того, как корабль сбился с курса в желтоватом тумане неподалеку от острова.

Через несколько дней женщине поставили диагноз «оспа», несмотря на то, что она была привита от этой болезни. Хотя впоследствии ученая выздоровела, вспышка инфекции привел к заражению еще девять человек в ее родном городе, трое из которых умерли. Одним из них был младший брат исследовательницы.

Год спустя в лодке, что дрейфовал у берега острова, обнаружили тела двух рыбаков, пропавших ранее. Тогда предположили, что причиной смерти стала чума.

Через некоторое время местные жители начали вытаскивать из моря целые сетки мертвой рыбы. Никто не понимал, что происходит. А потом в мае 1988 года в степи близ острова внезапно погибло огромное стадо сайгаков. Почти 50 тысяч животных умерли практически в течение часа.

Десятилетия спустя остров сохранил свои жуткие тайны. Отчасти потому, что мало кто может попасть на него.

С 1990-х годов, когда на Возрождении не осталось жителей, всего несколько экспедиций было осуществлено до острова. В 2005 году журналист и географ из Оксфордского университета Ник Миддлтон снял о ядовитый остров документальный фильм.

«Я понимал, что там что-то происходит, и обратился к бывшего британского военного, чтобы он провел инструктаж съемочной группе перед поездкой», — рассказывает Миддлтон.

«Честно говоря, он до смерти перепугал нас».

Арал начал пересыхать, после того как советская власть отвела реки, впадавшие в море, на орошение полей для выращивания «белого золота» — хлопка

Военного эксперта, который также присоединился к экспедиции, звали Дэйв Батлер.

«Много чего могло произойти», — говорит он. В качестве меры пресечения за неделю до поездки Батлер назначил всей команде антибиотики.

Все время с момента прибытия на остров исследователи находились в противогазах с высокотехнологичными воздушными фильтрами, толстых резиновых сапогах и защитных белых костюмах.

И это не было паранойей. Аэрофотосъемка, проведенная ЦРУ в этих местах еще в 1962 году, обнаружила один остров, который заметно выделялся на фоне остальных рыбацких островков, испещренных пирсами и избушками.

На снимках было видно полигон, казармы и плацдарм. Но это далеко не все. На острове были расположены научно-исследовательские здания, загоны для животных и площадки для испытания оружия.

Возрождение превратилось в военную базу самого опасного типа: местом тестирования микробиологической оружия.

Проект держали в строгой тайне — остров даже не была обозначена на советских картах. А для кучки посвященных он был известен под названием «Аральск-7».

За годы испытаний место превратилось в лабораторию ужасов.

В городке под названием Аральск-7 производили и испытывали биологическое оружие в промышленных масштабах

В воздухе над островом парили облака спор сибирской язвы, оспы и чумы, дождями на землю опадали туляремия, бруцеллез, тиф и другие экзотические заболевания.

Они просачивались в песчаный грунт и накапливались в нем.

Изолированное расположение острова, который открыли только в XIX веке, сделало его идеальным местом для укрытия от бдительного ока западной разведки. А море вокруг стало естественной защитой.

За это остров и выбрали местом крупнейшего в истории хранилища спор сибирской язвы (антракса).

Их происхождение до сих пор остается неизвестным. Но предполагают, что их было произведено в лаборатории военного городка №19, секретного объекта возле российского города Свердловск (теперь Екатеринбург).

«Аральск-7» был частью масштабной программы разработки биологического оружия, в которой было задействовано более 50 тысяч сотрудников и 52 производственные мощности на всей территории СССР.

Споры сибирской язвы выращивали в огромных бродильных чанах, а процесс требовал не менее бережного подхода, чем пивоварение.

В 1988 году, через девять лет после того, как утечка споров сибирской язвы в лаборатории №19 привел к гибели по меньшей мере 105 человек, власть наконец решила избавиться от смертоносного запаса.

Споры смешали с хлором и в огромных цистернах транспортировали к Аральску, портового городка на побережье Аральского моря (теперь расположенный за 25 км до него).

Там их погрузили на баржи и доставили на Возрождение. От 100 до 200 тонн жидкой массы спешно закопали в землю и забыли.

Большую часть времени бактерии сибирской язвы находятся в виде спор — неактивной формы, способной к выживанию в экстремальных условиях. Они не гибнут ни в ваннах с мощной дезинфекцией, ни во время нагрева до 180°С.

В земле они могут сохраняться сотни лет. Однажды споры сибирской язвы обнаружили во время археологических раскопок в руинах средневековой больницы в Шотландии. Они прекрасно сохранились рядом с остатками извести, которым много веков назад, очевидно, их пытались уничтожить.

В 2005 году остров все еще окружала вода, поэтому съемочной команде пришлось добираться на лодке

Недавно на крайнем севере России от сибирской язвы скончался 12-летний мальчик. Из-за вспышки болезни в Ямало-Ненецком округе были госпитализированы 72 кочевники, из них 41 ребенок. Погибло более тысячи северных оленей.

Причиной возгорания считают аномальное потепление, вследствие которого на берег выбросило тушу северного оленя, которая пролежала в леднике минимум 75 лет.

Понятно, что способ, в котором советская власть пыталась уничтожить споры патогена на Возрождении, был совершенно неэффективным.

Спустя годы после распада СССР, после террористических атак в Токио и обнародования информации о масштабной программе биологического оружия в Ираке, появились опасения, что токсическое оружие может попасть в руки террористов или любой преступной власти.

Тогда правительство США отправило группу специалистов провести тесты.

Точное расположение хранилища сибирской язвы никогда не разглашалось, но отыскать его не стало проблемой. Ямы были такими огромными, что их было четко видно на снимках из космоса.

В нескольких образцах грунта американские исследователи обнаружили жизнеспособные споры патогена и предложили очистить территорию.

Проект стоимостью 6 млн долл. предусматривал сооружение глубокой траншее рядом с хранилищем. Ее стенки внутри выстелили пластиком и заполнили тонами сухого хлора.

Все, что должны были сделать сотрудники, это передвинуть загрязненный грунт в траншеи. Для проекта наняли сотню местных рабочих, которые в течение четырех месяцев работали в 50-градусной жаре в защитных скафандрах.

Смертоносное хранилище удалось уничтожить. В течение шести дней споры сибирской язвы растворились в хлоре.

Полвека токсичных испытаний простая неба повлекли заражение всего острова

Впрочем, это — не конец истории. Полвека токсичных испытаний под открытым небом повлекшие заражение всего острова.

«Итак, сибирская язва никуда не пропала, будьте уверены, она там есть», — говорит Лес Бейли, международный эксперт из Университета Кардиффа. Он 10 лет исследовал микробиологическую оружие в британской лаборатории «Портон-Даун» в Солсбери.

Не говоря уже о захоронении инфицированных животных, каждое из которых содержит до сотни туш, или необозначенная могила женщины-ученого, которая умерла несколько десятилетий назад во время работы с инфекционным агентом.

«Инфицированных животных надо закапывать на глубину не менее двух метров. Если это место затопит водой, споры могут подняться на поверхность, и дождевые черви распространят их», — объясняет специалист.

Довольно жутким является тот факт, что похоже место существует гораздо ближе, чем далекая центральноазиатская пустыня. Речь идет о небольшой остров Груінард у побережья Шотландии.

Только один год с 1942-го по 1943-й он был главным центром тестирования биологического оружия в Великобритании. В ходе испытаний овец загоняли на огражденную территорию и сбрасывали на них с воздуха большие дозы споров сибирской язвы.

На острове Груінард у побережья Шотландии в течение года испытали особенно опасный штамм сибирской язвы — Vollum 14578

Через три дня овцы начали умирать. Смерть от сибирской язвы трудно спутать с чем-то другим — «стоит только посмотреть на раздутую тушу с кровоизлиянием», — говорит Бейли.

После завершения испытания от туш животных тщательно избавились. Исследователи сожгли их и даже взорвали скалу, чтобы похоронить под ней загрязненный участок.

Однако, даже одна серия экспериментов испачкала остров так сильно, что очистить его не удалось. Груінард объявили непригодным для жизни людей и животных и оставили его.

Единственные, кто осмелился ступить на него, полвека назад, были ученые из лаборатории «Портон-Даун». А также брать Флетти, которые раз в год приплывают на остров с материка, чтобы освежить краску на предупредительных знаках. Груінард посещают только в защитных костюмах.

Образцы почвы, взятые в 1979 году, показали, что почти через четыре десятилетия после завершения испытаний, количество спор сибирской язвы в нем составляла от 3 000 до 45 000 на один грамм земли.

Идеи, как очистить «загрязненного монстре», как начали называть остров, включали разнообразные решения. Его предлагали полностью залить бетоном или снять верхний слой почвы и транспортировать его в Северную Атлантику.

В конце концов, каждый дюйм острова площадью 1,96 кв. км опрыскали раствором формальдегида, смешанным с морской водой. Груінард окончательно признали безопасным в 1990 году.

Сегодня на остров можно легко добраться на лодке, хотя найти желающих доставить вас туда будет нелегко.

Местные не горели желанием посетить пресловутое Возрождение

К счастью, Возрождение расположен далеко от туристических маршрутов. Чтобы попасть к нему, Міддлтону, Батлеру и их команде пришлось сначала проехать через Казахстан к Кіланді, поселки у побережья Аральского моря.

Сначала планировали нанять лодку с проводником, чтобы добраться до острова. Но, как и следовало ожидать, местные не горели желанием посетить пресловутое Возрождение.

«В конце концов нам удалось договориться с местными «искателями сокровищ», — рассказывает Миддлтон.

Но отток пришлось отложить из-за пищевого отравления членов экипажа. Впрочем, за несколько часов после запланированного отъезда и поселок Аральское море накрыла огромная пылевая буря.

«Это было похоже на апокалипсис. Если бы в этот момент мы оказались в середине шторма на своих утлих лодочках, мы бы наверняка погибли», — говорит Батлер.

На следующий день команде, наконец, удалось добраться до острова.

Научно-исследовательская база на Возрождении делится на две части: административно-жилую — городок Кантубек, построенный для ученых и их семей, и лабораторный комплекс, расположен за два километра на юг от него.

В 1990-х последние жители городка Кантубек на Возрождении покинули остров

Хотя остров лежит на территории Узбекистана, исследователи добрались до него через Казахстан получить узбекскую визу было сложно.

Чтобы доехать до базы, расположенной внутри острова, пришлось преодолеть довольно большой участок пути сквозь пустыню. Команда передвигалась на мотоциклах без карт. Все были одеты в біоізоляційні костюмы.

«Думаю, они (проводники. — Ред.) ориентировались по солнцу», — объясняет Батлер.

Несмотря на опасность наши проводники уже несколько раз посещали научный городок. Они вывозили из него медные трубы, осветительную арматуру, постепенно разбирая город и охотясь на все, что можно продать.

«Первое впечатление от Кантубека, что город все еще строится», — рассказывает Миддлтон.

Сегодня Кантубек — полуразрушенный город-призрак, в котором признаки когда обычной городской жизни контрастируют с намеками на кое-что более зловещее.

Здесь можно увидеть обычные жилые дома, столовую, пару школ. Но иногда между ними случаются покрытые паутиной трещин портреты военных, труды Маркса и Ленина, ржавые танки.

«Город вызывает довольно странные чувства. С одной стороны, это — отвратительное зрелище распада, с другой — детская площадка, украшенный рисунками из мультфильмов, которые совсем не вписываются в этот мертвый пейзаж», — говорит Миддлтон.

«И полная тишина — ни птицы или насекомые».

Местные старались как можно скорее покинуть остров, и на этом первый визит был завершен. Вскоре команда снова отправилась на Возрождение — на этот раз они планировали отыскать лабораторный комплекс.

«Наши проводники доставили нас до входа, но дальше идти отказались, отметив, что будут ждать нас снаружи», — говорит Батлер.

То, что Миддлтон и его команда увидели на месте — официальное название которого «полевая научно-исследовательская лаборатория» — выглядело очень тревожно.

«Здания лабораторий вообще не очищены, — рассказывает Миддлтон. — Похоже, их просто забросили».

Место напоминает кадр из видеоигры с апокалиптическим сюжетом

Вдоль стен выстроились большие стеклянные резервуары с опасными веществами, пол покрыт стеклом от сотен тысяч разбитых флаконов, пипеток, чашек Петри. Повсюду разбросаны старые защитные костюмы с масками и противогазами.

Лаборатория напоминает кадр из видеоигры с апокалиптическим сюжетом, отчасти потому, что в одном эпизоде «стрелялки» Call of Duty изображено именно это место.

Внутри лаборатории бывший военный Батлер приказал, чтобы команда надела противогазы с более мощными фильтрами. «Уровень вредных веществ внутри помещения всегда выше», — пояснил он.

Кроме спор сибирской язвы, в воздухе также могли содержаться молекулы формальдегида — чрезвычайно опасного для вдыхания канцерогена.

Однако уже через 15 минут фильтры дыхательных аппаратов переполнились, рассказывает Батлер.

«Первый признак, что фильтр забился, это резкий запах, который проникает сквозь противогаз. Такое случается, когда воздух содержит очень высокую концентрацию агрессивного химического вещества», — объясняет эксперт.

Только 15 минут в помещении лаборатории фильтры в противогазах были переполнены

Команда решила не рисковать и быстро покинула помещение. Дэйв Батлер был единственный, кто пожелал вернуться туда на следующий день.

«Для меня это был увлекательный опыт — шанс воспользоваться приобретенными знаниями. Но признаю, это — довольно оригинальная мысль», — говорит он.

В качестве меры пресечения Батлер взял мазки с носа каждого члена команды и проверил их на наличие спор сибирской язвы.

Основания беспокоиться были. Существует несколько разновидностей антракса с летальным исходом в зависимости от того, как человек заразится.

Заражение через желудочно-кишечный тракт чаще всего случается у травоядных животных, как крупный рогатый скот, лошади, овцы и козы, и до сих пор приводит к смертности людей в развивающихся странах.

Симптомы могут варьироваться, но, как правило, включают рвоту, диарею и поражение ротовой полости до кишечника.

Но очень часто бывает достаточно одного контакта с кожей. В XIX веке в Йоркшире была известна так называемая «болезнь сортировщика шерсти», которой могли заразиться работники текстильной индустрии.

Впрочем, самой ужасной формой является воздушно-капельный путь заражения. Только спора сибирской язвы попадает в организм, она поражает лимфатические узлы.

Это идеальная биологическая зброяТаліма Пирсон, биолог из Университета Северной Аризоны

Там споры начинают размножаться, после чего они попадают в кровь и распространяются по всему организму, вызывая повреждение всех тканей и внутренние кровотечения.

Весь процесс может длиться несколько месяцев, но в конце по крайней мере восемь из десяти человек умирают.

«Очевидно, это идеальное биологическое оружие», — говорит Таліма Пирсон, биолог из Университета Северной Аризоны, которая работала над выявлением штамма антракса, вспыхнувший в Свердловске.

«Похоже, они получили бактерию из дикой природы», — добавляет специалист.

Впрочем, обычная форма сибирской язвы не удовлетворяла советских исследователей. Аральск-7 было построено на пике гонки вооружений с США и Великобританией.

Миссия заключалась в том, чтобы разрабатывать все более опасны, выносливы и смертоносные патогены. Надо было создать такие бактерии, которые были бы устойчивыми к антибиотикам, и вирусы, от которых не защищало бы даже прививки.

Но 10 апреля 1972 года три страны подписали соглашение о прекращении разработок биооружия. И именно в этот момент советская власть начала свою страшную программу.

Они решили применить достижения молекулярной генетики, которая только начала развиваться. Отныне новые виды биологического оружия будут разрабатывать, а не выращивать из природных образцов.

Проводниками к острову стали местные «кладоискатели»

Среди новейших разработок был и особо опасный штамм сибирской язвы — STI. Он был устойчивым к широкому ряду антибиотиков, в частности пенициллина, рифампіпіну, тетрациклинам, хлорамфениколу, макролидам и линкомицина.

До опасных качеств природного антракса ученые добавили токсины, которые разрывали красные кровяные клетки, вызывая гниение тела.

Они также уменьшили размер спор до пяти микрометров (в 30 раз тоньше человеческого волоса), сделав их идеальными для заражения через воздух.

Прежде, чем покинуть территорию полигона, Батлер построил на пляже зону санобработки. Каждый член команды должен был полностью раздеться и тщательно помыться антибактериальным мылом.

«Надо было убедиться, что ни одна спора не осталась в волосяных частях тела», — говорит военный эксперт.

К счастью, результаты мазков оказались отрицательными и у всей команды, и даже у проводников, которые отказались от защитного снаряжения.

На данный момент споры сибирской язвы на острове Возрождения остаются только в почве.

А относительно таинственных вспышек инфекций в 1970-х и 1980-х годах, теперь известно, что судно «Лев Берг», отклонившись от курса, попало в облако распыленной возле острова оспы.

Советская власть, во главе с бывшим председателем КГБ, а затем генсеком ЦК КПСС Юрием Андроповым, приложила больших усилий, чтобы скрыть этот инцидент.

Точно неизвестно, какой это был разновидность вируса, но по мнению Дэвида Эванса, вирусолога из Университета Альберты в Канаде, это должен быть штамм «Индия-1967».

«Известно, что в Советском Союзе выводили именно этот вид, — объясняет Эванс. — У них была очень устаревшая технология, которая требовала большого количества ДНК».

Это был чрезвычайно опасный штамм. Его получили от больного индуса, который приехал в Москву в 1967 году.

Есть две возможные причины, почему заразились привитые люди. Или советская вакцина не была достаточно качественной, или они получили очень высокую дозу инфекции.

В советское время было несколько инцидентов массовой гибели сайгаков, вида, находящегося под угрозой исчезновения

Инфицирован остров сегодня? «Наверное, нет», — объясняет Эванс.

Недавно в Сибири обнаружили могилы людей, умерших во время эпидемии оспы более 120 лет назад. Несмотря на то, что их могилы сохранялись в вечной мерзлоте, ученые обнаружили в их организме только ДНК вируса.

«Даже в лаборатории, где вирусы хранят при температуре -80°C в идеальных условиях, они постепенно теряют свою инфекционность», — отмечает ученый.

Бактерии чумы, которые советская власть также пыталась использовать как біозброю, и до сих пор широко распространенные в Центральной Азии, причем число заболеваний выросло уже после распада СССР.

Таинственными остаются случаи мора рыбы в Аральском озере и массовой гибели сайгаков. Но катастрофическое состояние экологии на Арале и недавние похожие случаи массовой гибели животных позволяют предположить, что причиной гибели была не биологическое оружие.

Впрочем, хочется верить, что название острова Возрождения не станет символичной, и болезнетворные микроорганизмы не вернутся в ближайшее время.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Следите за нами в Telegram! Мы направляем главные новости и подборку лучших статей.